Главная - О модерне - Ложное снятие культуры

Новые заметки:




Ложное снятие культуры

О модерне - О модерне

ложное  снятие  культуры

Надо заметить, что право искусства на существование не было бы поставлено сюрреализмом под сомнение, если бы не искусство модерна — и оно тоже, причем оно-то в первую очередь — с его обещанием счастья, касающимся его отношения к целому . У Шиллера обещание, даваемое, но не исполняемое эстетическим созерцанием, носит еще эксплицитную форму утопии, выходящей за пределы искусства. Эта линия эстетической утопии тянется до ориентированной на критику идеологии жалобы Маркузе на аффирмативный, утверждающий характер культуры. Но уже у Бодлера, повторяющего обещание счастья — promesse de bonheur, утопия примирения вывернулась в свою противоположность — в критическое отражение непримиримости социального мира Эта непримиримость осознается тем болезненней, чем больше искусства отдаляется от жизни, возвращаясь к статусу неприкасаемости полной автономии. Боль эта выражается в безграничной ennui, тоске отверженного, который отождествляет себя с парижским старьевщиком.

На таких эмоциональных путях накапливаются взрывоопасные энергии, разряжающиеся в конечном счете в бунте, в насильственной попытке взорвать только на первый взгляд автаркическую сферу искусства и вынудить этой жертвой примирение. Адорно отчетливо видит, почему сюрреалистическая программа отрекается от искусства и все же не может стряхнуть его ( Asthetische Theorie , S. 52). Все попытки нивелировать уровни искусства и жизни, фикции и практики, видимости и действительности, устранить различие между артефактом и предметом потребления, между продуцируемым и данным, между конструированием (Gestaltung) и спонтанным наитием (Regung); попытки объявить все искусством, а каждого — художником; упразднить все критерии, уравнять эстетические суждения с выражением субъективных переживаний; все эти к настоящему времени хорошо проанализированные попытки можно расценить сегодня как бессмысленные эксперименты, которые попутно тем ярче и точнее высвечивают структуры искусства, обреченные на слом: медиум фикции, трансцендентную природу произведения искусства, сосредоточенный и планомерный характер художественной продукции, а также когнитивный статус суждения вкуса . Радикальная попытка преодоления, снятия искусства, как на грех, утверждает в правах те категории, которыми классическая эстетика очертила свою предметную сферу; кстати, эти категории при этом сами претерпели изменения.

Крах сюрреалистического бунта — свидетельство двойной ошибки, допущенной при ложном снятии искусства. Во-первых, если разбить сосуды своенравно развивающейся культурной сферы, то содержимое растечется; от десублимированного смысла и деструктурированной формы ничего не останется, освобождающего результата не получится. Серьезнее последствия второго заблуждения. В повседневной коммуникативной практике когнитивные истолкования, моральные ожидания, выражения и оценки переплетаются друг с другом. Для протекания процессов понимания в жизненном мире потребна передача ценностей культуры во всей ее широте. В связи с этим рационализированная повседневность никак не может выйти из неподвижности культурного оскудения через насильственное раскрытие одной культурной области, в нашем случае — искусства, и присоединение ее к одному из специализированных комплексов знания. На этом пути одна односторонность и одна отвлеченность могла бы быть разве что замещена другой.

Для программы и неудачной практики ложного преодоления существуют аналогии и в областях теоретического познания и морали, правда, не столь явно выраженные. Как известно, науки, с одной стороны, и теория морали и права, с другой, пришли к автономии сходными — что и искусство — путями. Однако обе сферы остаются привязанными к специализированным формам практики: к наукоемкой технике — одна, к организованной в правовых формах административной практике, зависящей в своих основах от морального оправдания, — другая. И все же институализированная наука и вычленившийся из правовой системы морально-практический дискурс настолько отдалились от жизненной практики, что и здесь программа Просвещения могла перейти в программу снятия , преодоления.

Со времен младогегельянцев в ходу лозунг снятия философии, со времен Маркса стоит вопрос об отношении теории к практике. В этом, надо сказать, интеллектуалы сошлись с рабочим движением. И только на периферии этого общественного течения сектантские группы нашли пространство для своих попыток проиграть программу преодоления философии подобно тому, как сюрреалисты сыграли мелодию преодоления искусства. Последствия догматизма и морального ригоризма делают явной и здесь и там одну и ту же ошибку: овеществленная обыденная практика, основанная на самопроизвольном взаимодействии когнитивного, морально-практического и эстетически-экспрессивного, не поддается излечению присоединением к той или иной из насильственно раскрытых культурных областей. Кроме того, практическое высвобождение и институциональное воплощение знания, накопленного в науке, морали и искусстве, не следует путать с копированием образа жизни исключительных, вышедших за пределы повседневности представителей этих ценностных сфер — с генерализацией разрушительных сил, которые были выражены Ницше, Бакуниным, Бодлером в их жизни.

Разумеется, в определенных ситуациях террористическая деятельность может быть связана с перенапряжением того или иного культурного момента: со склонностью к эстетизации политики, к замене ее моральным ригоризмом или к подчинению ее догматизму какого-либо учения.

Но эти трудноуловимые взаимосвязи не должны склонять нас к очернению одних только интенций непреклонного Просвещения как порождений террориста-разума . Тот, кто связывает проект модерна с состоянием сознания и публично-скандальной деятельностью представителей индивидуального террора поступает столь же необдуманно, как тот, кто куда более постоянный и всеобъемлющий бюрократический террор, осуществляемый под покровом тьмы, в подвалах военной и тайной полиций, в лагерях и психиатрических заведениях, попытался бы объявить raison d'etre, сущностью современного государства (и его позитивистски выхолощенного легального господства) только потому, что этот террор использует средства государственного аппарата принуждения.

 


Читайте:


Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Здания в стиле модерн:

News image

Кирха Святой Марии Магдалины (Приморск)

News image

Кирха в Мельниково

News image

Дом Мила

News image

Дом Горелика

News image

Дом Висенс

News image

Храм Сергия Радонежского на Куликовом поле

Известные модернисты:

Популярные статьи:

Модерн в живописи:

Модерн и символизм в живописи и графике

News image

Творчество английского графика Обри Винсента Бёрдсли оказало влияние практически на все явления стиля модерн — от живописи до фа...

СУДЬБЫ СТИЛЯ МОДЕРН В ИСКУССТВЕ XX ВЕКА

News image

Одно из таких движений, возникшее в конце XIX века и вошедшее большим массивом вглубь XX века, остро и в новом виде возбудившее ...

Модерн в архитектуре:

Архитектура модерна в Бельгии и Франции

News image

Ярко выраженное чувство новизны, характерное для архитекторов «арт нуво» и их заказчиков, отчасти определяло быстро менявшуюся а...

Модерн - стиль архитектуры и дизайна

News image

К модерну можно относиться по-разному. Кому-то стиль модерн кажется чересчур декоративным и неестественным, а кто-то находит в е...

Авторизация



Течения в искусстве:
News image

Конструктивизм в архитектуре

Важной вехой в развитии конструктивизма стала деятельность талантливых архитекторов — братьев Леонида, Виктора и Александра Весн...

News image

Стиль арт-нуво в интерьере

Французское слово L’Art Nouveau, которым обозначен новый стиль в интерьере, в переводе на русский означает «новое искусство»....

News image

Лучизм

Районизм (Лучизм) — это абстрактное искусство, направление в живописи в русском искусстве 1910-х г.г., основанное на вмещении св...

Сюрреализм:
News image

Реальный мир

Реальный мир и повседневная человеческая практика бесконечно далеки от мистической сверхреальности. Именпо в них сюрреалисты вид...

News image

Сюрреализм как продолжение романтизма

Сюрреалистов называли крайними романтиками или отчаянными детьми романтизма (В.Крастр). Действительно, сюрреалистическая п...

News image

Личностная жизнь

Как считает Э. Мунье, оба момента личностной жизни — экстериоризации и интерноризация — могут стать основой деперсонализации чел...

Модерн вокруг нас:
News image News image News image News image News image News image News image News image